top of page
  • azret1955

ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ.

Глава 1.

Когда-то в дни моей юности произошла история, в которой я принял самое непосредственное участие и, которая по прошествии многих лет почему-то всё чаще приходит ко мне в моих воспоминаниях.

Как все молодые люди я был призван в армию. Срочную службу мне пришлось проходить далеко от центральных городов СССР, в Забайкальском военном округе. Воинские части ЗАБВО были разбросаны, не только по нашей необъятной Родине, но и за ее пределами.

Нести службу в частях этого округа было на пределе человеческих возможностей. На этой почве не раз случались самострелы. Некоторые слабые духом солдаты кончали жизнь самоубийством из-за дедовщины, которая царит в армии.

Были случаи, когда стрелялись и офицеры по семейным обстоятельствам. У одного офицера жена не вернулась из отпуска, другой свёл счеты с жизнью из-за измены жены, ведь предательство любимого человека, является смертельным ядом, который убивает так же надежно, как и удар ножа в спину, или как пуля, выпущенная из огнестрельного оружия в самое сердце.

Воинская часть, в которой я служил, из-за очень жестких отношений среди военнослужащих, меж солдат называлась «школой гладиаторов». Я думаю, что в армии солдат обязательно должен уметь отстаивать своё человеческое достоинство, уметь постоять за себя и за своего друга.

Воинская часть, в которой я служил, располагалась в такой географической точке, где летом температура воздуха поднималась до плюс 45 - плюс 50 градусов, а зимой столбик термометра часто опускался до минус 45. Нам, солдатам, которым едва исполнилось восемнадцать лет, приходилось трудно. Зимой мы мерзли и мечтали о тепле, а летом, сгорая от проклятой жары, мы мечтали о зимней стуже. Зимой было так холодно, а летом так жарко, что мы терялись в своих оценках и предпочтениях, ведь стужа и жара, одинаково враждебны для жизни человека.

В этих не простых условиях протекали армейские будни от дембеля до дембеля. Мы – солдаты, только что призванные на службу и прописанные по воинским частям с завистью смотрели на «дембелей», отслуживших честно два года и отправляющихся домой с чистой совестью. Рядовые и сержанты, отдавшие Родине долг, со счастливыми лицами прощались со своими товарищами, с которыми ещё вчера приходилось делить армейские трудности. Как птицы, которые всегда возвращаются в свои гнездовья, так и вчерашние солдаты, возмужавшие после армии, закаленные и сильные возвращаются в отчий дом, к своим родителям. Так было, так есть и так будет до тех пор, пока жив этот мир.

ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЯ.

Часть 2. ПЕРВЫЙ ШАГ ЧЕЛОВЕК ДЕЛАЕТ САМ, А ПОТОМ ЕГО ВЕДЕТ СУДЬБА.

За год до моего увольнения в запас прошел слух о предстоящих спортивных соревнованиях по тяжелой атлетике на первенство ЗАБВО. Вы не поверите дорогой читатель, как мне повезло потому, что тяжелой атлетикой я начал заниматься еще со школьной скамьи и выигрывал различные соревнования: городские, зональные спартакиаду СССР.

Я сообщил своему командиру о том, что занимался тяжелой атлетикой и даже был чемпионом России по юношам. Внешне он отнесся к моему заявлению равнодушно, но уже после ужина приказал идти за ним. Когда мы вошли в спортзал, командир посмотрел на помост, где как вкопанная лежала штанга и сказал:

- Ну, показывай, какой ты спортсмен. Разминайся, я хочу, своими глазами увидеть, на что ты способен.

На помосте лежала полуразобранная штанга весом в сто килограммов. Без всякой разминки с ощущением пробуждающей физической силы, которая превосходила силу тяжести штанги, я медленно подошел к спортивному снаряду, крепко сжал холодный металлический гриф. Я стал медленно уходить в стартовое положение и, как только мое тело и штанга слились в одно целое, стокилограммовый снаряд, неподвижно лежавший на помосте, вдруг взлетел вверх так быстро, что его увидели лишь тогда, когда он оказался на моей груди. Потом так же быстро и красиво штанга была поднята вверх и зафиксирована над головой.

Все, кто находился в спортзале, почувствовали, что перед ними был настоящий мастер. Покоренная штанга, как поверженный Галиаф была брошена вниз, грохот от удара стокилограмового металла о деревянный помост завершил эту демонстрацию силы и техники.

Командир был в восторге. Не скрывая своих эмоций, он обнимал меня, как первого в мире космонавта. Наверное, в его глазах я был новым будущим чемпионом мира, которого он нашел вдали от цивилизации. Он радовался, как радовался бы геолог, который после долгих неудачных поисков, случайно нашел самородок золота там, где не должно было быть никакого месторождения драгоценных камней.

Азретали Саубанов.

(продолжение следует).

ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ

Часть 3.

НО МОЯ ДУША СТРЕМИЛАСЬ...

Я был откомандирован на тренировочные сборы ЗАБВО, где шла подготовка к чемпионату Вооруженных Сил СССР. После трех месячного подготовительного сбора я был готов поборться на соревнованиях за медали. За неделю до начала первенства со всех военных округов страны в Великие Луки начали съежаться солдаты-спортсмены в этот красивый зеленный городок, расположенный в хвойном лесу под Москвой.

Благодаря качественному тренировочному процессу и научной предсоревновательной методике, разработанной известным русским ученным и спортсменом профессором Аркадием Воробьевым, мне удалось стать призером чемпионата Вооруженных Сил СССР. Я был награжден медалями, дипломом и 30 дневным отпуском, который пролетел на гражданке, как один день.

После отпуска меня откомандировали в Ленинградский военный округ в СКА – (Спортивный Клуб Армии») Ленинграда, где мы тренировались под руководством Олимпийского чемпиона Федора Богдановского. СКА находился в центре города на Садовой улице напротив Цирка. Сама же спортивная рота, в которой мы жили, была расквартирована на Московском проспекте рядом с Ветеринарным институтом, где учились прихорошенькие студентки.

Служба в СКА была настоящим раем, по сравнению со службой солдат в обычных воинских частях. Солдаты-спортсмены были свободны. Мы носили гражданскую одежду, а в свободное от тренировок время спешили на свидания с девушками. В рацион питания, помимо основных блюд входило сгущенное молоко, сок, сыр, сливочное масло и даже печенье. Спортсмены, прикомандированные к спортивной роте, всеми силами держались за новое место службы. За нарушение дисциплины или за плохие спортивные результаты солдата-спортсмена отправляли дослуживать оставшийся срок в Кандалакшу, на Север, за Полярный круг. И, как сказанно в Писании, кому многое дано, с того многое и спросится.

Все прикомандированные к СКА были Мастерами спорта СССР. Попадались и Мастера Спорта Международного класса и даже Заслуженные Мастера. Среди этой спортивной элиты только я ещё ходил в кандидатах в Мастера, так как документы из Москвы о присвоении мне звания Мастер спорта СССР, ещё не пришли в Ленинград. Но, не смотря на это, я чувствовал себя равным, среди равных.

(Мой серебрянный значок Мастер Спорта СССР я до сих пор храню, как реликвию с любовью и гордостью).

Я стабильно выступал на соревнованиях, а тренеры говорили обо мне, как о перспективном спортсмене, подающим большие надежды, отмечая мои хорошие природные психофизические и скоростные данные. Но я был спортсменом - любителем. Моя душа стремилась, как птица к учебе. Я мечтал учиться в ЛГУ - в Ленинградском Государственном Университете и изучать историю и философию.

Я вынес одну непреходящую истину, дорогой читатель, с которой хочу поделиться и с вами: чем бы человек не занимался, к чему бы не стремился, он может достигнуть больших жизненных результатов не при помощи многочисленных достоинств и даже не при помощи природного таланта, а только благодаря трем основным качествам: трудолюбие, трудолюбие и трудолюбие.

Трудолюбие важнее любого таланта, любых природных задатков. Поэтому очень важно, чтобы педагогическая наука со школьного возраста воспитывала в детях потребность к творческому и результативному труду, чтобы ребенок, который ещё не стал человеком, но который, только через образование и воспитание должен им стать, относился к труду, как существенной жизненной потребности.

(Продолжение следует)

Часть 4. КРАЖА ИЛИ ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ.

ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ.

Глава 4. КРАЖА ИЛИ ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ.

Утром после завтрака мы переодевались в гражданскую одежду, заполняли путевые листы, сами же расписывались в них и уходили на тренировки, после которых спешили на свидания с девушками. Так безоблачно протекала наша воинская служба в СКА, больше походившая на спортивные сборы где-нибудь на гражданке. Но вот однажды, в воскресенье, когда все спортсмены ушли в город, в пустой казарме спорт-роты раздался телефонный звонок.

- СКА слушает, - так, по-военному представился я в трубку.

Мне ответил пожилой женский голос. Из разговора по телефону я понял, что один из наших спортсменов попался на воровстве в гастрономе. Быстро соображая и импровизируя на ходу, мне пришлось представиться секретарём комсомольской организации СКА.

- Прошу вас пока не вызывайте милицию. Сейчас к вам подъедут, - как можно серьезнее и официальнее произнес я строгим голосом.

Быстро переодевшись в парадную форму сержанта, я отправился на выручку своего товарища. В магазине меня отвели в кабинет заведующего, где находился задержанный солдат. Это был Зураб - Мастер спорта СССР по самбо, и Мастер спорта СССР по грузинской борьбе. (В СССР существовала Федерация по грузинской борьбе.)

Поздоровавшись со всеми, я официальным тоном заявил:

- Завтра мы соберем комсомольский актив, на котором будет рассмотрен этот чрезвычайный случай и в целом личное дело Зураба Аселиани. Я думаю, что по решению актива он будет отправлен в Дисбат (дисциплинарно- исправительный батальон, в котором отбывают заключение военнослужащие, осужденные за совершения преступлений во время службы в армии).

- По решению командования он на этой же неделе будет отправлен в Мурманскую область в штрафную роту, - продолжал я. Вы не могли бы ещё раз подробно рассказать, что совершил наш военнослужащий?

- Да, да, конечно. Он пытался вынести из магазина без оплаты кусок пошехонского сыра весом 200 граммов, - сообщила взволнованным голосом заведующая.

- Другими словами, товарищи, давайте будем называть всё своими именами, - сказал я строгим и официальным тоном.

- Он украл кусок сыра.

- Да, украл, - поддержали продавцы, но в их ответах и в голосах, уже было больше сочувствия, чем обвинения. Они понимали, что на их глазах из-за пустяка рушится судьба этого молодого грузинского парня, потому что, как считали торговые работники, с комсомолом, да ещё в армии, шутки плохи.

- Мы просим вас не очень наказывайте его. Он, наверное, был голоден, - поясняли продавцы, стараясь вступиться за солдатика.

- Я вас что-то не пойму, товарищи. Вы же сами хотели вызывать милицию, а теперь вот просите за него! А касательно того, что солдат был голоден, так вот: у военнослужащих Советской Армии 3-х разовое питание, они всегда накормлены, одеты и обуты, а всё остальное, является излишеством и обжорством, - продолжал я обвинительную речь, как на комсомольском собрании.

- Он больше не будет. Ведь он уже дал нам честное слово, правда же? Продавщицы уже обращались к задержанному за поддержкой этой невинной лжи, лжи во спасения.

- Ну, ладно. Если вы просите за него, так и быть - обойдемся разбирательством у себя в части и наказанием комсомольца Аселиани в своем коллективе. Совершить воровство, опозорить свою воинскую часть, своих товарищей по службе! Как минимум тебе обеспечен выговор с занесением в учетную карточку.

- От имени нашей воинской части и комсомольской организации разрешите принести вам наши извинения. В любое время, когда понадобится рабочая сила, обращайтесь к нам. Мы предоставим в ваше распоряжение солдат-комсомольцев для хозяйственных работ, продолжал я, официальным тоном.

Вы не поверите, дорогой читатель, но когда я уводил из магазина своего проштрафившегося товарища, нам в дорогу дали самых разнообразных гостинцев, среди которых была и колбаса, и шпроты, сгущенное молоко и конфеты, и даже злосчастный Пошехонский сыр.

Когда мы вышли из магазина на свободу в прямом и переносном смысле, Зураб не переставал благодарить меня:

- Ты спас меня, мою фамилию, моего отца от позора.

Его глаза были полны слез. Он едва сдерживал рыдания. Я до сих пор вспоминаю его ещё юношеское, но одновременно волевое лицо в слезах, вспоминаю этого сильного бойца, который на борцовских коврах, блестяще, выигрывал международные турниры и чемпионаты страны по боевому самбо и по грузинской борьбе. А в тот злосчастный день он плакал, как ребенок. Он был беспомощен перед позором, который мог обрушиться на него.

Поверьте, дорогой читатель, позор для настоящего кавказца хуже всего на свете. И вот, если бы не моя ложь - ложь во спасение, эта история могла бы искалечить судьбу молодого человека, только вступающего во взрослую жизнь.

Кто из нас – пацанов в детстве не испытывал себя экстремальными поступками? Например, будучи маленькими сорванцами, мы должны были пройти испытания на смелость - преодолеть внутренний страх, а для этого ты должен был на рынке, у самого злого торговца стащить яболко. Или, например, с риском для жизни ранней весной пройти по тонкому льду быстроводной и глубокой реки или взобраться на горную вершину, рискуя сорваться в пропасть.

Конечно же, это были плохие и не лучшие поступки, но в среде мальчишек эти поступки были достойны уважения и считались признаками смелости и ловкости, без которых нельзя было стать настоящим пацаном своим среди своих.

Годы моего детства пришлись на 70-е. Тогда послевоенные годы детям шахтеров- работающих на страну выполнявших досрочно пятилетние планы страны, работавших и днем и ночью на свой народ, претила психология мелких хозяйчиков. Частники наживались на тяжелом труде рабочих и крестьян. Нанести удар по частной собственности, преодолеть чувство страха, нарушить общественное табу - было проявлением смелости.

Но разве подросток может осознать мысль, которая возвышает человека до понимания главных жизненных принципов! Здесь, я хотел бы обратить ваше внимание на то, что целью школьной педагогики является передача подрастающему поколению субстанционального знания о праве и морали, о добре и зле.

- Клянусь, за тебя теперь я отдам свою жизнь! Клянусь, теперь я буду твоим должником на всю жизнь, - повторял мой товарищ, когда мы вышли из магазина.

Тогда я ещё не мог предположить, что эта история, которая началась со лжи во спасение, получит свое продолжение много лет спустя, и что этот грузинский парень с риском для своей жизни встанет на мою сторону.

Если у вас не пропал интерес и вы хотите узнать, что же было дальше, дорогой читатель, я позже расскажу вам эту историю и постараюсь не занять слишком много вашего драгоценного времени.

Азретали Саубанов.

(Продолжение следует).

5 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

ПОГОНЯ.

Часть 1. В нашем городке. Я давно хотел рассказать эту грустную историю, которая произвела на меня впечатление, оставив в юношеском сердце неизгладимый след. Эта история запечатлилась в моей памяти во

ЛЕТНЯЯ НОЧЬ В ПРИМОРСКОМ ГОРОДЕ.

Мне нравится летней темной ночью возвращаться из города домой в деревню, расположенную в 20 километрах. По ночной дороге моя машина спешит быстрей добраться до своей цели. Из жаркой ночи через открыто

コメント


Пост: Blog2_Post
bottom of page