top of page
  • azret1955

Поступок

К началу третьей недели октября моя командировка в Варну подошла к концу. В последний день перед отъездом природа подарила замечательную погоду. По голубому небу неспеша проплывали белые облака, в которых отражалось синее море. Весь этот день обещал быть теплым, солнечным и радостным.

Я распланировал последний день своего пребывания в Варне, условно разделив его на три части: первую часть, с утра до полудня, я планировал попращаться со своими товарищами. Потом посетить кафе, где я мог позавтракать и выпить несколько стаканчиков турецкого чая.

И ещё мне нужно было посетить русский магазин, чтобы купить "Ласточку», «Ромашку» и «Красную шапочку» - эти вкуснейшие шоколадные конфеты, которые производили ещё в СССР, чтобы привезти их во Францию, домой, в качестве сюрприза жене и дочери. И ещё в моих планах было посещение супермаркета Кауфланд, где на протяжении семи лет жизни в Варне я покупал продукты для дома. А сейчас планировал купить чай "Ахмат", свежую рыбу и ещё что-нибудь вкусненькое для себя и моей чайки. Когда я вошел в супермаркет, меня поразило то, что это был совсем не тот Кауфланд, который я видел в последний раз шесть лет назад. Некогда просторный магазин, сегодня весь был заставлен торговыми полками. Владельцы супермаркета из каждого метра площади выжимали максимум прибыли. "Как хорошо, что я не буду больше иметь ничего общего с этим супермаркетом", - подумал я.

На самом же деле я понимал, что мной руководили ностальгические воспоминания и желание пройтись по местам, где я часто бывал, пытаясь вернуть то время и те мироощущения, которые я испытывал много лет назад, когда я жил в Варне. Но по прошествии лет нельзя вернуть ни прошедшие мироощущения, ни чувства, ни, тем более, потерянный мир, а возможно встретить лишь тени прошлого, которые промелькнут перед вами, вызвав в очередной раз грусть по прошедшему.

И так, после обязательной программы, освободившись от житейского груза формальностей, от романтических грез, я планировал полностью отдать всё время морю.

После обеда я был уже на пляже. Позагорав в полном одиночестве, я даже рискнул войти в холодное море. Это было данью моей традиции.

К семнадцати часам я вернулся в съемную квартиру. Во дворе меня встретила соседка -пожилая цыганка. Она пыталась что-то мне рассказать, но у меня не было никакого желания общаться с людьми. Меня ждала любимая раненная чайка, а потому мне было не до разговоров и общения с болгаркой цыганского происхождения, потому что я знал об их наплевательском отношении на всех россиян, на русских.

Все мои мысли были заняты только птицей, с которой мы подружились за семь дней. Однажды вечером, когда у чайки произошла конфликтная ситуация с бездомным котом, она постучала клювом в мою стеклянную дверь, подавая мне сигнал SOS. Я быстро прогнал кота и после этого наши отношения стали ещё более доверительными.

За прошедшую неделю мы стали настоящими друзьями. Каждое утро на завтрак, на обед и на ужин я менял чайке воду и подавал нарезанные ломтики колбасы или рыбки. Птица свила себе местечко на сухой траве за деревом, где она спала. Я всякий раз выходя из квартиры с едой, подзывая ее: «уля, уля, уля», и она гордо и доверительно шла ко мне.

Если бы вы знали, дорогой читатель, как ценно завоевать доверие животного или птицы.

И так, войдя во двор, я испытывал чувство радости от предстоящей встречи со своей чайкой. Но чем внимательнее я всматривался в то место, где она всегда проводила своё время, тем больше убеждался в страшной картине: чайки нигде не было. Меня охватило сильное волнение.

Неужели опять кто-то невидимый нанес по моим чувствам удар? Меня как будто бы вновь обманули и обворовали, нанесли удар из-за угла, что уже не раз случалось в Болгарии.

Моё сердце опустело, ведь почти целую неделю мы с чайкой были как одно целое и неделимое.

Прервав невнятную болтовню цыганки, пытающуюся донести до меня какую-то информацию, я задал прямой вопрос:

- Где чайка ?! Где птица ?!

Я почти что кричал, задавая прямой вопрос.

- Хозяин дома.., хозяин дома, - повторяла она одни те же слова и каждый раз при слове хозяин привносила в это слово особое, сверх божественное значение, как будто хозяин дома был и царь и бог или наместник бога на Земле.

Наконец я дождался от цыганки что-то вразумительное:

- Хозяин бросил птицу туда.

Она показывала рукой на каменный забор...

- Птицу бросили через стену на ту сторону ?! - переспросил я...

- Да, да, туда бросал...

И когда, наконец, я понял смысл и значение её слов, я бросился к двух или трёх метровому каменному забору так же, как солдат бросается на штурм неприятельского укрепления. Хорошо, что я был в спортивной форме, как в прямом так и в переносном смысле.

Прежде чем преодолеть каменную стену, на которую я должен был взобраться, первое, о чем я подумал: "а ведь у меня должны были сохранится хоть и в памяти, навыки уличного пацана, который лазил по горам, а в студенческие годы забирался на балконы трехэтажного общежитя, где жили девушки.

Мне впервые за полвека вновь понадобились эти навыки, но теперь - чтобы спасти чайку.

Благодаря веткам деревьев, которые вплотную соприкасались с каменным забором, мне удалось без особого труда влезть на забор. Вознаграждением за смелость и мою решительность, провидение подарила мне радостные эмоции: я вновь увидел бедную чайку. Она взволнованно ходила, не находя своего места...

Увидев меня и услышав мой голос: «уля, уля, уленька моя», чайка обрадовалась моему появлению, ведь мы уже с ней были как родные.

Чайка, которая не могла летать, не понимала почему люди так жестоки к ней? В чём ее вина? Неужели люди оборвут ту единственную ниточку, связывающую ее с человеком, который поддерживает ее жизнь? Неужели у нее отнимут это крошечное место на земле, где она, возможно, хотела закончить свой жизненный путь?

Я стоял на верху забора, покрытого черепицей, которая пошатывалась, скользила и в любую секунду могла выскользнуть из под ног или вместе со мной сорваться вниз с трехметровой высоты. Ситуация была «на грани фола».

Я понимал: чтобы вызволить чайку из чужой территории, мне надо проникнуть на эту чужую территорию. «Главное, не надо спешить», - давал я самому себе полезные советы.

Я пытался уравновесить своё физическое тело в пространстве, а свои эмоции - с реальностью, охладить свою горячность благодаря холодному трезвому расчёту.

"Ведь птица не боится садиться на веточку не потому, что ветка не сломается, а потому, что у нее есть крылья", - вспомнил я вдруг восточную мудрость. И тут же дал определение своему положению: «Человек не падает не потому, что он твердо стоит на ногах, а потому что он человек».

Любая моя ошибка могла мне дорого обойтись, и я мог получить, как минимум травму, а как максимум лазание по высоким каменным заборам могло закончиться инвалидностью.

А потому я решил вернуться на свою территорию, чтобы найти любую лестницу или что-нибудь наподобие лестницы.

«Лучше отступить, чем лезть на амбразуру. Выдержка - это обратная сторона стремительности»,- вот такими известными поговорками или умными мыслями я поддерживал себя.

Как же я был благодарен судьбе, когда увидел в нашем садике самодельную лестницу прислоненную к стене. Не раздумывая, я взял эту тяжеловатую лестницу, но в моих сильных и тренированных руках тяжелая лестница не была для меня помехой.

Прислонив её к стене, я взобрался по ней на верх, потом осторожно стоя на карнизе забора, я с трудом втащил лестницу на самый верх, и тут же медленно начал спускать ее на противоположную сторону стены в чужой садик.

Фактически не лестница, а я уже переступил все мыслимые права, оказавшись на чужой территории. Я - «руснак», подобно злоумышленнику грубо нарушил закон о частной собственности. В этот момент я мог получить пулю в лоб от собственника частного дома на территорию которого я посягнул. Но меня было уже не остановить. Спасая чайку с подбитым крылом, для которой я был последней надеждой, я готов был совершить преступление.

Опуская короткую лестницу на чужую территорию, я вынужден был бросить её вниз, как в колодец, чтобы самому вместе с лестницей не свалиться в заросли чужого двора.

Но увы, лестница не устояла параллельно к стене и завалилась на землю боком. Теперь ситуация изменилась в худшую сторону, и я понял, что судьба начала со мной свою игру, она проверяла меня и мои поступки, чтобы найти в моих действиях глупость и наказать меня за это.

Стоя на верху трехметрового забора мне предстояла решить задачу: прыгать или не прыгать вниз? В этой ситуации, я был поставлен перед выбором. Как тут было не вспомнить слова, произнесенные Гамлетом: "Быть или не быть - вот, в чем вопрос"!

Так и я стоя на вершине трехметрового забора решал вопрос: прыгать или не прыгать? За то, чтобы не прыгать с большой высоты на неровную бетонную поверхность, был здравый смысл и инстинкт самосохранения.

Но когда речь идет о спасении близкого тебе существа, о спасении жизни друга, тогда не до здравого смысла и не до рационального подхода.

Прыжок вниз почти-что с 3-х метровой высоты на неровную бетонную поверхность может привести к серьёзной травме даже молодого спортсмена, не говоря уже о человеке, чей возраст неустанно подбирается к вершине 70 лет.

Травма - это всего лишь безобидное слово, а по жизни прыжок с высоты на бетонную плиту мог привести к перелому ноги, к разрыву связок в коленных суставах, к повреждению и к смещению межпозвоночных дисков в пояснице. И всё это можно было получить благодаря геройству или одному глупому прыжку. Но мой жизненный опыт, осторожность и логика взяли вверх над безрассудством.

Я принял единственно правильное решение: вернуться в свой двор, выйти из дома и перейти на противоположную сторону к чужому дворику, где сейчас находилась моя испуганная чайка. Потом позвонить жильцам этого дома и попросить у них разрешения войти на их территорию чтобы вызволить из беды чайку.

Я так и сделал. Обойдя квартал, я подошел к железной калитке чужого дома и попытался открыть ее, но она оказалась запертой на ключ и на звонок никто не откликнулся. И тогда, не долго думая, я как вор средь белого дня, перелез через невысокий железный забор и оказался рядом с чайкой.

Первым делом я подобрал упавшую лестницу и прислонил её к каменному забору. Теперь мне нужно было поймать чайку и вернуть её обратно к нам во двор. Как говорится: «пацан сказал - пацан сделал». Я снял свою черную майку, чтобы набросить её на чайку.

И чтобы вы думали? У меня всё получилось, как я и спланировал.

Поймав чайку и поднявшись по лестнице наверх, я осторожно бросил птицу на нашу территорию. По этой же лестнице я взобрался на самый забор, чтобы теперь оказаться на своей территории.

И как только я начал спускаться, цыганка тут же потребовала вернуть лестницу на место, что было очень не просто сделать. Дотянувшись до лестницы, я потащил ее на себя. И когда оставалось совсем ничего, вдруг верхний край лестницы уперся в ветки деревьев, которые вначале согнувшись под действием силы, стали выпрямляться и выталкивать лестницу вместе со мной с высоты обратно на чужую сторону. Эта было похоже на дуэль: с одной стороны, человек едва балансирующий на высоте каменного забора и пытающийся затащить лестницу на свою территорию, а с другой стороны дерево, которое при помощи упругих веток выталкивало обратно человека вместе с лестницей.

В этом третьем акте я и мои планы непременно должны были потерпеть фиаско. Я втаскивал лестницу на нашу территорию, в наш садик, а упругие ветви дерева, подобно сильным и упругим рукам выталкивали и лестницу, и человека. Неправда ли, в этой картине было что-то трагикомичное?

Но из-за шума ломающихся веток и галдежа цыганки, к которой присоединился и ее сын, чайка испугавшись шума и после пережитого стресса вышла из нашего двора через калитку на многолюдную ул. Шипка.

Спрыгнув на землю, я положил лестницу на то же место, где она лежала прежде.

А потом я попросил цыганку и ее сына лет тридцати пяти, идти домой чтобы птица успокоилась и вернулась к себе в садик. Но теперь они пытались, как истинные защитники животных и птиц объяснить мне, что чайка ушла на улицу и что это очень опасно, намекая мне на то, что я должен ее спасти.

Сын цыганки, который сносно говорил на русском языке, показывал мне рукой на железную калитку, сообщая о том, что чайка ушла на пешеходную улицу... и ещё что-то. Но мне вдруг захотелось послать их всех. Но я ограничился тем, что попросил их оставить и чайку и меня в покое.

- Если вы уйдете, тогда и чайка вернётся обратно! - вынес я свой жесткий вердикт.

Я был настолько раздосадован и, в первую очередь, на цыган, потому что до меня, они ни разу не вынесли птице и капли воды, и сегодня пальцем не пошевелили, чтобы не дать хозяину дома выбросить чайку в чужой двор. А теперь переваливают на меня груз нравственной ответственности за то, что чайка может погибнуть на проезжей части города.

Минут через пять теперь уже сын цыганки постучал в стеклянную дверь квартиры где я жил. Когда я вышел, он предложил мне показать где находится чайка.

- Пойдём, я покажу тебе, куда она ушла, - говорил мне цыган.

- Ну пойдём, японский бог.

А за это время чайка действительно ушла метров за пятьдесят от дома. Она находилась на оживленной улице посередине между пешеходным главным бульваром Сливница и дорогой, по которой проносился поток машин. Чайка испуганно стояла у дерева. Теперь она уже не знала, как ей быть и что ей делать. Возможно, она была бы и рада вернуться в свой уютный и тихий садик во дворе, да не знала как это сделать....

Увидев эту картину, я направился как можно спокойнее в ее сторону. Мне удалось встать так, чтобы чайка оказалась ближе к пешеходам, а я преградил чайке путь к автодороге, по которой непрерывно проезжали машины. Если чайка попытается бежать от меня, то она побежит не в сторону проезжающего потока машин, где она сразу же погибнет под колесами, а отбежит от меня в сторону пешеходов.

Я всё выполнил точно в соответствии с планом, который создал мысленно.

«Уля, уля, уля» - я тихо подавал знакомый ей голос. И вот, как мне показалась, она обрадовалась моему голосу, моему появлению и в этот момент когда она остановилась, я метко накинул на чайку свою легкую спортивную куртку, которую я приготовил заранее.

Когда я поймал чайку, прохожие своими улыбками и всем своим видом поддерживали и благодарили меня за мой поступок, который был направлен на спасение птицы с подбитым крылом. И действительно, почему бы и не выдавить на лице свою улыбку и не показать своё гуманистическое отношение и к птице, и к человеку пытающемуся спасти жизнь чайке, и самое главное показать всем, что вы на стороне добродетели, тем более, когда это вам ничего не стоит.

И всё же мне был интересен стереотип поведения болгар: они очень пассивны и никогда не берут на себя инициативу и, тем более, смелость, чтобы совершить добродетельный поступок. Наверное, поэтому они ни во что не вмешиваются сами.

PS. Вернувшись к себе во двор, я отпустил чайку в садик. Она хоть и была расстроена последними ударами судьбы, которые преподносит ей жизнь на земле, но всё же, как мне показалась, она была рада тому, что ее вернули к ее насиженному месту. Она еще не знала о том, что на следующий день утром я покину ее навсегда.

(продолжение следует).

WWW.SAUBANOV. COM

10.10.22. Болгария

Азретали Саубанов.

2 просмотра0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

ПОГОНЯ.

Часть 1. В нашем городке. Я давно хотел рассказать эту грустную историю, которая произвела на меня впечатление, оставив в юношеском сердце неизгладимый след. Эта история запечатлилась в моей памяти во

ЛЕТНЯЯ НОЧЬ В ПРИМОРСКОМ ГОРОДЕ.

Мне нравится летней темной ночью возвращаться из города домой в деревню, расположенную в 20 километрах. По ночной дороге моя машина спешит быстрей добраться до своей цели. Из жаркой ночи через открыто

Comments


Пост: Blog2_Post
bottom of page